8 января – воспоминание бегства Пресвятой Богородицы с Богомладенцем в Египет

Проповедь архимандрита Иосифа (Еременко)

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Сегодня, во второй день празднования Рождества Христова, Святая Церковь останавливает наше благочестивое внимание на одном удивительном и важном для нас событии из жизни Спасителя на земле, случившемся вскоре после Его рождения, – на бегстве Его в Египет.

После того как волхвы покинули Вифлеем, Ангел Господень явился Иосифу Обручнику и открыл, что царь Ирод отдал воинам приказ найти и убить Иисуса. Посланник Божий повелел Иосифу: «Встань, возьми Младенца и Матерь Его, и беги в Египет» (Мф. 2: 13). Не мешкая, Иосиф собрал свой небольшой скарб и, усадив Марию с Младенцем верхом на осла, той же ночью пустился в долгий и нелегкий путь к пределам Египта, где издавна находили прибежище гонимые сыны Израиля.

Согласно древним преданиям, страшные трудности и невзгоды встретили Святые Путешественники в безводной пустыне. Они шли по дороге, которая нередко совсем терялась в песках. В пустыне негде было достать необходимого для пропитания, а потому все надо было взять с собой в достаточном количестве, а у них был только один осел, который необходим был и для юной Матери с Божественным Младенцем. Днем подвергались они нестерпимому жару, ночью принуждены были защищать себя от холода.

На пути Младенца Иисуса неразумная тварь узнавала в Нем Того, Кого не смогли увидеть ослепленные страстями люди, и славила родившегося в человеческом обличье Творца. Святое Семейство сопровождали по дороге львы, которые сделались кроткими, как агнцы, и резвились возле ног Иосифа и Марии.

Однажды среди пустыни на Святое Семейство напали два разбойника, думая отобрать осла, но один из злодеев, видя красоту Младенца, упросил своего подельника пропустить путников, не причиняя им никакого вреда.

Позже оба они будут распяты с Ним на Голгофе, и одного из них Церковь назовет благоразумным разбойником.

Прибыв в Египет, Иисус с Пречистой Матерью и старцем Иосифом подошли к большому языческому храму, где находились триста шестьдесят пять идолов, по одному на каждый день года. Как только Пресвятая Богородица с Младенцем Христом на руках переступила порог капища, присутствие Того, Кто есть Путь, Истина и Жизнь, повергло наземь всех стоявших там кумиров и сокрушило их, по слову пророка: «Вот, Господь восседит на облаке легком, и грядет в Египет. И потрясутся от лица Его идолы египетские, и сердце Египта растает в нем» (Ис. 19: 1). В акафисте Божией Матери читаем об этом так: «Возсиявый во Египте просвещение истины, отгнал еси лжи тму: идоли бо его, Спасе, не терпяще Твоея крепости, падоша» (икос 6).

Пробыв некоторое время в Египте, Иосиф, извещенный Ангелом о смерти Ирода, получил повеление возвратиться в землю Израилеву (см.: Мф. 2: 19-20). Святое Семейство миновало Вифлеем, располагавшийся слишком близко от Иерусалима, где правил теперь Архелай, жестокий и вероломный сын Ирода, и направилось в Галилею, где остановилось в небольшом городке Назарете, «да сбудется реченное через пророков, что Он Назореем наречется» (Мф. 2: 23).

«Почему бежит Жизнодавец от смертного человека? – вопрошает святитель Николай Сербский. – Неужели вопрос сей нельзя было решить быстрее и проще? Разве не мог Бог, Владыка жизни и смерти, повелеть Ангелу взять душу царя Ирода, вместо того чтобы повелевать Иосифу бежать от Ирода даже в Египет?

Мог Всемогущий Бог сделать и это, но чего бы Он этим достиг? Вероятно, больше удовлетворил бы наш поверхностный человеческий разум, но урезал бы премудрый план нашего спасения. Как бы открылась в Евангелии ужасная искаженность человеческой природы неисчислимым множеством грехов, как бы обнаружилась необходимость человеческого спасения чрез непосредственное действие Божие, если бы Бог в ту ночь помешал злому умыслу Ирода, умертвив последнего? Как стала бы очевидна и для самых слепых из слепцов духовных яма греховная, в которую упало человечество, удалившись от Бога Истинного как Вождя, если бы Самому Богу не пришлось бежать от людей?»

Если бы Богомладенец не скрылся в Египте, «тогда могли бы усомниться в том, что Он принял нашу плоть. Были же впоследствии еретики, которые учили, будто Господь имел только вид плоти, а не действительную плоть. И нам Христос Спаситель хотел подать пример, как встречать опасности: у Него ли не было чудесных средств для спасения от Ирода? Он и теперь мог представить, если бы восхотел, в защиту Свою более, нежели двенадцать легионов Ангелов; но вместо Ангелов прибегает к помощи старца Иосифа и Матери; бежит, как человек, в Египет и таким образом спасает Себя.

Не жди и ты, без нужды, чудес для своего избавления от угрожающей тебе опасности, а пользуйся теми средствами, какие есть в твоих руках. Не вдавайся в опасность, когда можешь избежать ее, не нарушая долга, но и не смущайся, не унывай: без скорбей не спасешься, скорби – общий удел людей праведных» (святитель Иоанн Златоуст).

Местом Своего изгнания Господь не случайно избрал Египет – символ страдания и греха, страну фараона, олицетворявшего в ветхозаветной традиции бесовские силы, родину всевозможных суеверий и идолослужения.

«Вавилон и Египет – вот два места, бывшие гнездом всякого нечестия. От Вавилона Христос принял поклонение через волхвов, а Египет освятил Своим посещением и этим показал, что Он пришел спасти самых отчаянных грешников, лишь бы только они обратились к Нему с покаянием» (святитель Иоанн Златоуст).

Господь мог бы скрыться от кровожадного Ирода и в Сирии, что гораздо ближе и туда не распространялась власть Ирода, но Он бежит в далекий развращенный Египет, где поклонялись крокодилам, не для того, чтобы спасти Себя, но чтобы спасти людей, чтобы Своим присутствием рассеять тьму египетского безбожия.

Великое благотворное влияние Богомладенца на страну греха видно из дальнейшей истории христианства:

«В Египте расцвело самое блистательное и героическое монашество в Христианской Церкви во главе с преподобным Антонием. В Египте пролилось много невинной мученической крови: не достаточно ли упомянуть лишь имена святых дев Варвары и Екатерины? Египет дал первоклассных великих богословов и мыслителей христианских. Египетские христиане выдержали страшную борьбу с крупнейшим христианским еретиком, Арием, посрамив и победив последнего и тем обогатив Церковь неоценимой победой. Египетский состав Символа веры утвержден Вселенскими Соборами в Никее, а святитель Афанасий Александрийский просиял как яркое солнце в некогда мрачной земле фараоновой» (святитель Николай Сербский).

Вспоминая с радостью и благоговением спасительное для человеков бегство Богомладенца Христа со Своей Пречистой Матерью в Египет, помолимся, чтобы Господь Спаситель пришел и в иссушенную грехами и заботами пустыню наших душ, чтобы и в нас воссиял свет Его присносущий, чтобы и наши души процвели верой, любовью и различными добродетелями. Аминь.

2015 г.