Неделя четвертая по Пасхе. О расслабленном

Четвертая неделя после Пасхи именуется Неделей о расслабленном. В этот день в храмах читается Евангельский отрывок о том, как в канун праздника Пятидесятницы Господь пришел в Иерусалим. “Есть же в Иерусалиме у Овечьих ворот купальня, называемая по-еврейски Вифезда, при которой было пять крытых ходов. В них лежало великое множество больных, слепых, хромых, иссохших, ожидающих движения воды, ибо Ангел Господень по временам сходил в купальню и возмущал воду, и кто первый входил в нее по возмущении воды, тот выздоравливал, какою бы ни был одержим болезнью”.

 

 

 

 

 

 

 

 

[youtube http://www.youtube.com/watch?v=uLCxDaEvVXE]

Митрополит Антоний Сурожский

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Не раз меня спрашивали: почему мы читаем из года в год те же самые отрывки Священного Писания? Почему не ввести какую-то новизну в евангельские чтения? Почему из года в год я повторяю те же самые мысли, стараясь довести до своего и до вашего сознавая евангельскую проповедь? И мне вспоминается, как один проповедник однажды четыре воскресенья сряду произнес ту же самую проповедь; и когда один из его прихожан обратился к нему с вопросом: почему? Неужели вы не замечаете, что только повторяетесь? — тот ему ответил: а вы — как отозвались на эту проповедь? Что вы сделали в ответ на то, что слышали?..

Мы сегодня слышали еще раз, и услышим в течение нашей жизни, надеюсь, много раз, рассказ об исцелении расслабленного. И несколько раз я говорил: каждый должен перед собой поставить вопрос, который Спаситель поставил расслабленному: ты болен, ты расслаблен и душой, и телом — а хочешь ли ты стать цельным, исцелиться?.. И каждый из нас сразу же, вероятно, ответил бы: конечно, хочу! Но вопрос Христов требует, чтобы мы задумались над тем, что значит получить от Бога исцеление. Что значит: из разбитого стать цельным, из расслабленного стать вновь крепким и способным на жизнь — и духовную, и душевную, и телесную?

И ответ мы, может быть, находим почти в последних словах сегодняшнего чтения: ты стал цел; смотри — не согрешай, как бы что худшее тебе не случилось… Если мы хотим исцеления, то должны понять, что оно за собой влечет и ответственность за вновь обретенную цельность. Нам не дается цельность, чтобы мы вновь эту цельность разбили, раскрошили, и остались только обломки того, что Господь сделал новым, вернул в той новизне, которая нам была дана изначала.

Исцелиться силой Божией — телом ли, душой ли, духом ли, значит на себя взять ответственность жить как человек, который уже больше не раздроблен, не разделен в себе, в котором нет этой постоянной войны между желанием добра и желанием зла. Ответственность быть человеком, в ком есть семя зла, есть семя добра, но который неразделенно, всей душой, всем умом, всем сердцем, всей крепостью и всей немощью своей, в которой сказывается сила Божия, выбрал добро и готов ради этого добра пожертвовать всем, кроме как этой вновь обретенной цельностью.

А цельность — это значит новое отношение с Богом, новые отношения с собой, новые отношения с окружающими людьми и с окружающим миром. По отношению к Богу это значит конец разделенности; по отношению к себе это значит то дерзание, которое нам позволяет жить не поверхностно, не слегка, а жить вдумчиво, глубоко, жить всей, порой страшной и всегда опасной, глубиной своей жизни и своей души. По отношению к людям — это значит жить глубинно, это значит встречать людей не только поверхностно, и не только сводить все отношения к самому себе, а жить так, чтобы прозревать их глубины, говорить этим глубинам слово жизни, охранять эти глубины от соблазна, от зла, от разрушения.

Вот как нам предлежит жить, если мы хотим ответить Христу: да, Господи! Я хочу быть цельным! Но раньше, чем мы ответим дерзновенно, раньше, чем мы скажем эти слова, которые столько от нас потребуют — вдумаемся: готовы ли мы на подвиг? Готовы ли мы пронести цельность через жизнь, ради Бога, ради себя, и ради ближнего нашего? И только тогда ответим: да, Господи! А иначе — иначе задумаемся над собой, и поймем, что правду говорит апостол, что люди выбрали тьму, потому что дела их были темны…

Неужели мы выберем полумрак, полутьму, разбитость, которая нам дает какое-то греховное, злое право жить недостойно и себя, и ближнего, и Бога? Нет! На это мы не можем идти, мы не смеем на это идти! Мы должны произнести над собой суд, встать, и стать верными себе, ближнему и Богу. Аминь!

Святитель Игнатий Брянчанинов

»Вот, ты выздоровел; не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже» (Ин.5,14). Такое завещание дал Господь исцеленному Им расслабленному. Это завещание Господа имеет для нас значение величайшей важности. Оно возвещает нам, что мы подвергаемся болезням и прочим бедствиям земной жизни за согрешения наши. Когда же Бог избавит нас от болезни или бедствия, а мы снова начнем проводить греховную жизнь, то снова подвергаемся бедствиям более тяжким, нежели какими были первые наказания и вразумления, посланные нам от Бога.

Грех – причина всех скорбей человека и во времени, и в вечности. Скорби составляют естественное последствие, естественную принадлежность греха, подобно тому, как страдания, производимые телесными недугами, составляют неизбежную принадлежность этих недугов.

Три казни определены правосудием Божиим всему человечеству за согрешения всего человечества. Две из них уже совершились, одна должна совершиться. Первою казнью была вечная смерть, которой подверглось все человечество в праотцах за преслушание Богу в раю. Второю казнью был всемирный потоп за допущенное человечеством преобладание плоти над духом, за низведение человечества к жизни и достоинству бессловесных. Последнею казнью должно быть разрушение и кончина этого видимого мира за отступление от Искупителя нашего Иисуса Христа, за окончательное уклонение человека в общение с ангелами отверженными – с бесами. Нередко особенный род греха объемлет целые общества человеческие, и навлекает на них казнь Божию. Так содомляне были пожжены огнем, ниспадшим с неба, за преступное угождение плоти; так камня на камне не осталось в великолепном Иерусалиме, а жители погибли от меча римлян за отвержение Спасителя и богоубийство. Заразителен грех, трудно устоять отдельному человеку против греха, которым увлечено целое общество.

По искуплении рода человеческого Богочеловеком, уверовавшие во Христа и обновленные святым крещением, уже не рабы греха, но имеют свободу: или противиться греху, или последовать внушениям его. Добровольно покоряющиеся греху опять теряют эту свободу. Те же, которые под руководством Слова Божия ведут брань с грехом, противятся ему, одерживают в свое время полную победу над греховностью, что является и победой над вечною смертью. Одержавший ее, может уклониться от общественного греховного увлечения. Это мы видим на примере святых мучеников. Увлеченный же собственным грехом не может не увлечься общественным, т. к. не усмотрит его с ясностью, не поймет его как должно. Сущность подвига против греха – в расторжении дружбы с ним, в побеждении его в самой душе, в уме и сердце.

Святые, все без исключения, несмотря на то, что победили вечную смерть и раскрыли в себе вечную жизнь еще во время этой земной жизни, подвергались многим скорбям и искушениям. Отчего это? Хотя греховность и побеждена в праведных людях, но им еще не предоставлена неизменяемость в добре на всем протяжении земного странствования: не отнята и у них свобода в избрании добра и зла. Неизменяемость в добре – принадлежность будущего века. Земная жизнь до последнего часа – поприще подвигов произвольных. Доколе христианин, хотя бы он был сосудом Святого Духа, странствует на земле, дотоле вечная смерть может воскреснуть в нем, греховность может снова объять и тело, и душу. Но и одного собственного подвига недостаточно, нужна помощь от Бога. Помогает Бог Своею благодатию и жезлом наказания отеческого, соразмерно благодати каждого. Путь земной жизни для всех святых был путем многотрудным, тернистым, исполненным лишений.

Нет человека, который бы, безвредно для души своей, мог пребывать на высоте земного величия и благоденствия. Если б кто был равноангельным по нравственности, и тот поколеблется. В нас, в душах наших насаждена падением способность изменяться. Мы не можем не соответствовать внешним обстоятельствам. А подымает меня с земли, отторгает от нее, вводит во спасение десница Твоя, Господи, Твое всесвятое Слово, и Твой всесвятой Промысел, растворяя скорбями мое временное благополучие, и вместе утешая меня благодатным духовным утешением, вдыхающим влечение к небу в сердце мое. Без этой помощи Божией, по моей несчастной на- клонности, которой я не могу противостоять одними собственными силами, я бы привязался умом и сердцем исключительно к одному вещественному и страшно, гибельно обманул бы себя, забыв о вечности, об уготованных мне благах в ней, утратил бы их невозвратимо.

С покорностью Богу, с благодарением истинные служители Божии принимали попускаемые им промыслом Божиим скорби. И очень правильно поступит всякий грешник, если при постигших его печалях немедленно обратит мысленные взоры к грехам своим, сознается в них, обвинит себя за грехи свои, признает скорбь праведным наказанием Божиим. Есть и другая причина скорбей: это – милосердие Божие к немощному человечеству. Попуская грешникам скорби, Бог возбуждает их к тому, чтобы они опомнились, вспомнили о вечности, о своих отношениях к ней, вспомнили о Боге, о своих обязанностях к нему. Скорби служат признаком, что эти грешники не забыты, не отвержены Богом, что усматривается в них способность к покаянию, исправлению и спасению. »Ибо Господь, кого любит, того наказывает; бьет же всякого сына, которого принимает» (Евр.12,6). Это возвещает нам Священное Писание, вразумляя, утешая, укрепляя нас.

Претерпевающие должным образом попускаемые им от Бога искушения, приближаются к Богу, стяжевают дерзновение к Нему. В каком бы виде ни явилось наказание Божие, надо принимать его со смирением и немедленно стремиться к удовлетворению той Божественной цели, с которой посылается наказание: прибегать к врачеству покаяния, положив в душе своей завет воздержания от того греха, за который карает нас рука Господня. С верностью укажется нам этот грех совестью нашей. Прощение греха и избавление от скорби даруется нам от Бога при условии оставления греха, пагубного для нас, мерзостного пред Богом. Возвращение ко греху служит причиной величайших бедствий. 38 лет томился расслабленный в недуге за грех свой. Наказание значительное! но Господь еще больше наказывает за возвращение ко греху. Что это за наказание, более тяжкое, нежели такая длительная болезнь? Ни что иное, как вечная мука во аде, ожидающая всех некающихся и неисправимых грешников.

Аминь.