Проповедь в день памяти мучеников 14000 младенцев, от Ирода в Вифлееме избиенных

Проповедь в день памяти мучеников 14000 младенцев, от Ирода в Вифлееме избиенных 

Архимандрит Иосиф (Еременко) 

Во имя Отца и Сына и Святого Духа! 

Когда царь Ирод осознал, что был обманут волхвами, не показавшими ему путь к тому месту, где находился новорожденный Спаситель и Царь, он в ярости приказал воинам истребить в Вифлееме и его окрестностях всех младенцев мужского пола, которым не исполнилось еще двух лет. Царь был весьма встревожен появлением на свет Младенца, Чье рождение было предвозвещено столь необыкновенными знамениями и поклониться Которому поспешили такие знатные особы. Ирод счел, что Он будет представлять угрозу его собственной власти, поэтому, не колеблясь, обрек на смерть множество невинных душ, лишь бы в их числе умертвить Младенца Христа. Царь повелел убить всех детей, рожденных с момента первого появления Вифлеемской звезды, о чем он узнал из рассказа волхвов. 

Так для матерей колена Вениаминова стало явью ужасное пророчество Иеремии: «Глас в Раме (то есть в пределах колена Вениаминова) слышен, плач и рыдание, и вопль великий; Рахиль плачет о детях своих и не хочет утешиться, ибо их нет» (Мф. 2: 18). Именно в Вифлееме находится гробница Рахили, которая, казалось, сама восстала в тот день из гроба, дабы разделить скорбь и слезы матерей. Их чада приняли смерть за Христа и вместо Христа и сделались начатком и цветом всех последующих христианских мучеников. 

Ирод тщетно пытался воспротивиться промыслу Божию. «Трудно тебе идти против рожна» (Деян. 9: 5). 

Христос пришел не для того, чтобы в младенческом возрасте пасть под мечом Иродовых убийц. Как только Ирод стал обдумывать способы избавиться от законного Царя Иудейского, праведный Иосиф, по повелению Ангела Божия (см.: Мф. 2: 13), уходит с Младенцем и Пречистой Матерью Его в Египет, в страну, неподвластную Ироду, где Святое Семейство могло оставаться в полной безопасности. 

Избиение младенцев стало одним из последних злодеяний Ирода. 

Однако «не обманывайтесь: Бог поругаем не бывает» (Гал. 6: 7). Ирода внезапно постигла весьма странная болезнь: тело его, как бы снедаемое невидимым внутренним огнем, стало постепенно разлагаться изнутри, становясь похожим на зловонный гниющий труп, кишащий червями. 

Предвидя свой близкий конец, Ирод знал, что никто не пожалеет его, никто не будет оплакивать его кончину; поэтому он собрал к себе в Иерихон знатнейших евреев и дал приказ умертвить их в минуту своей смерти для того, чтобы, как объяснил он сам цель этого нового злодеяния, смерть его была оплакана. Этот чудовищный приказ не был исполнен. Но за пять дней до своей смерти Ирод казнил сына своего Антипатра. 

Что Ирод решился на такое злодеяние, это понятно, судя по его властолюбивому и кровожадному характеру. 

Но чем же виноваты погибшие дети, и как Бог позволил Ироду совершить это злодейство? 

Вот вопросы, которыми могут задаться многие. 

Если бы назначение человека ограничивалось его жизнью на земле и, следовательно, оканчивалось бы с его смертью, то есть, если бы за свои хорошие и дурные поступки люди получали воздаяние только здесь, на земле, то тогда еще можно было бы задавать подобные вопросы. Тогда каждый страдающий за правду, каждый невинно осужденный, каждый обездоленный вправе был бы считать себя обиженным, вправе был бы кричать: «Где же справедливость? И как Бог допускает нас страдать в то время, как явные злодеи благоденствуют?» 

Так действительно рассуждали потерявшие веру в своих богов язычники, не имевшие понятия о Воскресении и вечной жизни. Так рассуждают и теперь люди, не знающие Бога. 

Христиане же думают иначе. Они знают о бессмертии души и предстоящем воскресении всех людей, о кратковременности земной и вечности будущей жизни, о воздаянии в будущей жизни за все совершенное здесь, на земле, о бессилии земного богатства, величия и славы пред Судом Божиим: «Ложь конь во спасение, во множестве же силы своея не спасется» (Пс. 32: 17). Они знают, что Христос Своими страданиями, смертью и Воскресением показал людям, что и они воскреснут. 

«Что такое смерть? То же, что снятие одежды: тело, подобно одежде, облекает душу, и мы через смерть слагаем его с себя на краткое время, чтобы опять получить его в светлейшем виде… Дай мне только твердую веру в Царство Небесное – и умертви меня, ежели хочешь, сегодня же! Я поблагодарю тебя за смерть, потому что через нее ты скоро переселишь меня к тем благам» (святитель Иоанн Златоуст). 

Много недоумений возникает в безбожном сознании при виде бедствий, постигающих людей, по-видимому, неповинных. Верующие люди не могут ответить на эти мучительные вопросы, но помнят слова Иисуса Христа: «Что Я делаю, теперь ты не знаешь, а уразумеешь после» (Ин. 13: 7). Что-то непонятное нам станет понятным по прошествии некоторого времени. Окончательно же мы все поймем на последнем Суде Христовом над родом человеческим. 

Так в чем же виноваты эти младенцы? 

Глядя на это чудовищное избиение 14000 младенцев, на эту кровавую бойню, мы можем сказать наверняка только одно: «Они стали первыми мучениками за Христа». Господь сказал нам, Его последователям: «В мире будете иметь скорбь» (Ин. 16: 33), «если Меня гнали, будут гнать и вас» (Ин. 15: 20). Он не обещал нам земного счастья, земного благополучия. Господь пришел на землю, чтобы в полной мере явить нам Свою любовь. И нас призвал к любви. Не к той испорченной любви, которая есть продолжение человеческого нездорового эгоизма, а к любви настоящей, к любви Христовой, которая есть высшее, ни с чем на земле не сравнимое счастье. Но эта любовь несет в себе мучение, мученичество. Бог пришел на землю по любви Своей к человеку, но Он пришел, чтобы умереть за человека. К такой любви и призван каждый христианин. Быть христианином – это и значит любить людей так, как любит их Христос, сказавший: «Вот, Я посылаю вас, как овец среди волков» (Мф. 10: 16). Наш путь на этой земле – путь мученичества. Иначе христианин состояться не может. 

Объясняя тайну Креста, святые отцы говорят, что вертикаль Креста означает любовь человека к Богу, а горизонталь – любовь человека к человеку. Эти две любви составляют Крест, а Крест – это даже не мученичество, это смерть. И прежде всего, эта смерть есть умерщвление в себе эгоизма, претензий, прав, умерщвление в себе греха, страстей. По-другому эта смерть называется смирением, или воскресением со Христом, обновлением во Христе, сообразованием нашей жизни с жизнью Христа. Поэтому, когда нас постигают скорби, страдания, и мы принимаем их ради Христа, мы освящаемся в этой боли, в этом мученическом подвиге. Но, «если угодно воле Божией, лучше пострадать за добрые дела, нежели за злые» (1 Пет. 3: 17). И другого пути у нас нет. Этим путем шли апостолы, мученики, все святые, все настоящие христиане, потому что они знали, «что нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас» (Рим. 8: 18) в вечности. 

Для этого Бог и пришел на землю, чтобы мы стали настоящими людьми, стали христианами, стали богами по усыновлению, а не жалкими, безвольными игрушками в лапах духов злобы поднебесных. Аминь.