Проповедь в день памяти святителя Василия Великого, архиепископа Кесарии Каппадокийской

Проповедь в день памяти святителя Василия Великого, архиепископа Кесарии Каппадокийской

Архимандрит Иосиф (Еременко) 

Во имя Отца и Сына и Святого Духа! 

«Величай, душе моя, во иерарсех Василия Великаго, вселенныя пресветлаго светильника и украсившаго Святую Церковь», – так воспевает сегодня Святая Церковь великого угодника Божия и богомудрого учителя Церкви святителя Василия Великого, архиепископа Кесари Каппадокийской. Это почти буквальное повторение отзыва о святом Василии Вселенских Соборов: отцы Халкидонского Собора утвердили за ним название Великого; отцы Второго Константинопольского Собора, защищая чистоту православной веры, говорили: «Так нас научил светило вселенной, дивный Василий». 

Будущий Великий святитель родился в 329 году в Каппадокии и был сыном знатных и богатых родителей. Первые уроки веры и благочестия Василий получил от матери и бабки. Всегда первый в учении и в кругу соратников, получивший образование в лучших училищах Кесарии Каппадокийской, Константинополя и Афин, еще блиставших тогда языческой греческой ученостью, он был талантлив во всем: в философии, в поэзии, красноречии, математике, музыке. И он ничего не отринул из сокровищницы языческого знания – все взял на вооружение, соединив с библейской традицией, сверив с духовным опытом православных подвижников. 

Завершив образование, Василий вернулся в родной город, стал адвокатом, в 359 году принял крещение. Однако вскоре он понял, что тщетны были его попытки угнаться за мудростью мира сего. Василий отказался от многообещающей карьеры и отправился в путешествие, желая найти себе духовного наставника, который вел бы его по пути спасения. Посетив известные центры истинной философии в Египте, Сирии, Палестине, Месопотамии, он был свидетелем аскетических подвигов и божественных добродетелей насельников Небес. Изучение иноческой жизни в этих монастырях позволило Каппадокийскому святителю создать нормативные правила, по которым во многом строится жизнь монастырей до наших дней. 

Вернувшись на родину, Василий уединился в пустынном месте, которое казалось ему настоящим раем, и провел там некоторое время, занимаясь ручным трудом, размышляя над Священным Писанием и молясь. За дни и ночи, проведенные в молитве, Бог открыл ему самые глубины человеческой души. 

Вскоре Василий был вызван в Кесарию и там рукоположен в диакона, а затем и в пресвитера. Блистая красноречием, Василий учил народ восхищаться премудростью Божией, прививал слушателям любовь к настоящей красоте, которую приобретает душа, украшаясь добродетелями и размышлениями над Священным Писанием. 

Святитель Василий говорил, что Бог, создавший человека, даровал ему и слова, чтобы люди посредством их передавали друг другу свои мысли. Слово переносит мысли от говорящего к слушающему, словно ладья, плывущая по воздуху. Сам святитель из сокровищниц своего облагодатствованного сердца износил те мысли, которые поучительны и полезны, если в глубокой тишине души и безмолвии внимать им. Слово истины ускользает от невнимательных и беспечных к своей жизни, к своему спасению. 

В одной из своих бесед святитель предлагает слушателям задуматься над словами Священного Писания: «Внемли себе: да не будет слово тайно в сердце твоем беззакония» (Втор. 15: 9). В русском переводе этот текст звучит так: «Берегись, чтобы не вошла в сердце твое беззаконная мысль» (Втор. 15: 9). 

Человек согрешает не только действием, но и мыслью, и больше грешит в мыслях, потому что действие, поступок требует времени и усилий, а движение мысли совершается без труда и временем не ограничено. 

Иногда человек, носящий личину целомудрия, кого ублажают за добродетель, уносится мыслью на место греха. Он представляет предмет своих желаний, воображает какую-нибудь неблагопристойную беседу, и в сокровенной храмине сердца, живо и вполне ясное начертав удовольствие, совершает внутренне грех, не имеющий свидетелей и остающейся для всех неизвестным, «пока не придет Господь, Который и осветит скрытое во мраке и обнаружит сердечные намерения» (1 Кор. 4: 5). 

Святитель Василий и призывает к чистоте мыслей: «»Себе внемли» (Втор. 15: 9). Не плоти внемли, не за плотскими благами гонись всеми мерами, то есть, за здравием, красотой, наслаждением удовольствиями и долголетием; уважай не деньги, не славу, не владычество; не то почитай великим, что служит для временной жизни. Но внемли себе, то есть, душе своей. Ее украшай, о ней заботься, чтобы своей внимательностью предотвратить всякую нечистоту, сообщаемую ей пороком, чтобы очистить ее от всякого греховного срама и украсить и просветлить всякой красотой добродетели. 

Поскольку каждому из нас легче любопытствовать о чужом, нежели рассматривать свое собственное, то, чтобы не случилось этого с нами, сказано: перестань внимательно наблюдать пороки в другом, испытывать чужие немощи, но себе внемли, то есть, обрати душевное око на исследование себя самого: точно ли ведешь ты жизнь по заповеди? не согрешил ли ты в чем помышлением? не совершено ли в делах рук твоих что-нибудь необдуманное? И если найдешь много прегрешений в жизни своей, – а найдешь, без сомнения, потому что ты человек, – то скажи словами мытаря: «Боже, милостив буди мне грешному» (Лк. 18: 13)». 

По свидетельству святого Ефрема, когда святой Василий проповедовал, ослепительно-белый голубь нашептывал ему на ухо слова о возвышенном, а когда он служил Литургию, приносил Бескровную Жертву, становился подобен столпу огненному от земли до небес… 

Силой своего красноречия святой Василий спас многих от смерти во время ужасного голода. Василий яркими красками описал это общественное бедствие: «Зима по сухости своей не имела обычной ей мокроты, но оковала льдом и иссушила всю влагу. Весна хотя показала теплоту, но не приобщилась влажности. От сильной засухи земля расселась трещинами, обильные и не иссыхающие источники оскудели, потоки больших рек до того иссякли, что малые дети могли переходить их на своих ногах. В полях засеянных иные семена засохли до восхода, а другие, и дав зелень, жалким образом увяли от зноя; посему с наступлением обычных дней жатвы можно было сказать вопреки Евангелию: делателей много, а жатвы нет ни малой. Земледельцы, сидя на нивах и сложив руки на коленах (обыкновенное положение сетующих), горько оплакивают напрасно потерянные труды свои, посмотрят на молодых детей и начнут рыдать, устремят взор на жен и зальются слезами, потрогают и пощупают сухие листья взошедших стеблей и громко зарыдают». 

Богатые горожане и перекупщики распахнули двери своих кладовых. Сам святой помогал несчастным своими медицинскими познаниями. Тысячи людей были спасены от смерти, и, возымев глубочайшую признательность к Василию, с большим энтузиазмом поддержали его кандидатуру на выборах Кесарийского епископа. 

Став епископом, Василий мужественно противостоял распространению арианской ереси даже тогда, когда это угрожало его жизни. 

В 371 году прислан был в Кесарию первый сановник империи, префект Модест, для того, чтобы склонить Василия к общению с арианами, в противном же случае изгнать его из Кесари. Однако все наперед рассчитанные льстивые обещания и угрозы нимало не поколебали твердости Кесарийского епископа, который бесстрашно отвечал: «Не подлежит описанию имущество у того, кто ничего не имеет; разве потребуешь от меня это волосяное рубище и немного книг, в которых состоят все мои пожитки. Изгнания не знаю, потому что не связан никаким местом; и то, на котором живу теперь, не мое, и всякое, куда меня ни кинут, будет мое. Лучше же сказать, везде Божие место, где ни буду я. Что же касается смерти, то я приму ее как милость, потому что она приведет меня чуть раньше к Богу, ради Которого живу и тружусь, для Которого я уже и так полумертвый и к Которому давно имею мечту прийти». 

Префект, изумленный этими словами, сказал, что не слышал раньше таких слов. 

Святой Василий отвечал: «Просто ты раньше не встречался с епископом». 

Не хватит дня, чтобы рассказать о жизни этого святого человека, но и сказанного достаточно, чтобы взять для себя много полезного для души… 

Великий Василий предал Богу душу в 379 году, не дожив немного до собственного 50-летия. Сразу же Церковь стала праздновать его память. На погребение Великого святителя собралось такое множество народа, что можно было подумать, будто люди собрались на Второе Пришествие Христа. 

Святой Амфилохий, епископ Иконийский, в своем слове в день кончины святителя Василия Великого говорил: «Не без причины и не случайно божественный Василий разрешился от тела и преставился от земли к Богу в день Обрезания Иисуса, празднуемый между днем Рождества и Крещения Христова. Поэтому сей блаженнейший, проповедуя и восхваляя Рождество и Крещение Христово, превозносил обрезание духовное, и сам, совлекшись тела, удостоился вознестись ко Христу именно в священный день воспоминания Обрезания Христова. Посему-то и установлено в настоящий день ежегодно чтить память Великого празднованием и торжеством». 

И теперь, в соответствии со своим именем, которое означает «царский», святой Василий занимает царское место среди святых отцов, в непосредственной близости от Престола Царя Небесного. 

Потому мы и молимся ему: «О, великий во иерарсех, вселенныя учителю богомудрый, преблаженне отче Василие! Преподаждь нам твое архипастырское и святое благословение, да оным осеняемии, в сие новое лето и во все прочее время живота нашего в мире, покаянии и послушании Святей Православной Церкви поживем, заповеди Христовы усердно творяще, подвигом добрым веры подвизающеся, и тако Царствия Небеснаго достигнем, идеже с тобою и всеми святыми сподоби Троицу Святую, Единосущную и Нераздельную пети и славити во веки веков. Аминь».