Беседа после чтения Великого канона в среду 1-й седмицы Великого поста

Беседа после чтения Великого канона в среду 1-й седмицы Великого поста

Архимандрит Иосиф (Еременко)

Сегодня мы вновь слышали при чтении Великого канона имя первого убийцы Каина: «Кому уподобилася еси, многогрешная душе? Токмо первому Каину и Ламеху оному, каменовавшая тело злодействы и убившая ум безсловесными стремленьми». («Кому уподобилась ты, многогрешная душа, как не первому Каину и тому Ламеху, жестоко окаменив тело злодеяниями и убив ум безрассудными стремлениями».) Услышали и еще одно имя из библейской истории – убийцы Ламеха. И этим двум убийцам святой составитель покаянного канона уподобляет душу человека-грешника.

Ламех был потомком Каина в пятом колене и был еще худшим убийцей, чем его предок. У Ламеха было две жены – Ада и Цилла. Однажды он обратился к своим женам с такими словами: «И сказал Ламех женам своим: Ада и Цилла! послушайте голоса моего; жены Ламеховы! внимайте словам моим: я убил мужа в язву мне и отрока в рану мне; если за Каина отмстится всемеро, то за Ламеха в семьдесят раз всемеро» (Быт. 4: 23-24).

Этот стих Священного Писания, известный под названием «песни Ламеха», представляет собой древнейший памятник семитической поэзии. Здесь повторяется одна и та же мысль только разными словами: «послушайте голоса моего» и «внимайте словам моим». И не совсем ясно: он уже убил или готов убить всякого, кто встанет на его пути, будь то старец или юноша. Большинство толкователей этого текста сходятся на том, что здесь прошедшее время глагола «убил» употреблено вместо будущего для выражения несомненного исполнения выражаемого им действия. «Я несомненно убью, все равно как бы уже убил», – дерзко говорит Ламех. Один из его сыновей стал изобретателем оружия. «Цилла также родила Тувалкаина, который был ковачом всех орудий из меди и железа» (Быт. 4: 22). Восхищенный кровавым изобретением своего сына Тувалкаина, Ламех поет победный гимн мечу. Ламех как бы потрясает перед своими женами грозным оружием, дающим ему большую силу и власть. Дикой злобой и высокомерием дышит кровавая песнь Ламеха: «Я убью всякого, будь то почтенный муж, или легкомысленный отрок, раз он осмелится нанести мне хотя бы малейшее оскорбление. И если Бог за смерть Каина обещался воздать всемеро, то я, вооруженный грозным изобретением своего сына, сумею в семьдесят раз лучше постоять за себя!»

Яблоко от яблони, говорит русский народ, недалеко падает. От поганого корня и плод поганый произрастает. От братоубийцы Каина происходит еще худший убийца Ламех, внутреннее состояние которого до такой степени злобно, что лучше не попадайся ему на пути. Таков нравственный закон: грех нераскаянный, неизжитый передается от родителей к детям, как духовная зараза, и дальше другим потомкам. И не просто передается, но еще и усиливается личными грехами в каждом поколении. «Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвертого рода, ненавидящих Меня, и творящий милость до тысячи родов любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои» (Исх. 20: 5-6). Личная ответственность за грехи лежит на их совершителях и не распространяется на потомков. «Душа согрешающая, она умрет; сын не понесет вины отца, и отец не понесет вины сына, правда праведного при нем и остается, и беззаконие беззаконного при нем и остается» (Иез. 18: 20). Поэтому наказание «детей за вину отцов» (Исх. 20: 5) следует понимать в том смысле, что последствия греха, как некое наследственное качество, некий фамильный признак, распространяются и на весь род. Эти последствия проявляются в потомках в болезненности их духовно-телесной природы, в ослаблении воли, помрачении сознания, похотливости, в удобопреклонности ко греху. Эта волна греховной болезни в роду будет распространяться и усиливаться, пока совсем не пресечется от зла этот поганый род, «род строптивый и развращенный» (Втор. 32: 5), или найдется в роду духовно сильный, благочестивый, святой человек, который своим духовным подвигом остановит этот поток зла.

Поэтому родителям надо помнить, что, кроме того, что дети полностью копируют своих родителей, их личное духовно-нравственное состояние отразится на детях. У христианских родителей, вся жизнь которых есть стремление к евангельским идеалам, к Богу, вырастут добрые и благочестивые дети на радость родителям и обществу. И горе тем родителям, которые живут, чтобы наслаждаться миром и вкушать его радости, которые живут по принципу «покойся, ешь, пей, веселись» (Лк. 12: 19), которые сами не живут правильно и детям своим не дают жить правильно.

Святые отцы единодушны в том, что Ламех – убийца. И совсем не важно, убил он уже или готов убить, совершил грех или готов на грех. Надо помнить, что Господь смотрит не только на то, что мы делаем и что говорим, но более всего на наше внутреннее духовное состояние. Для Него важно не то, что мы совершаем, но то, что мы заражены грехом и всегда готовы совершить грех: убить, украсть, солгать, оклеветать, изнасиловать, избить… «Всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем» (Мф. 5: 28). Плохо то, что зараза греха сидит в человеке и при благоприятных внешних условиях может стать словом или поступком. Для государства, для общества важно, чтобы мы были добропорядочными гражданами, не совершали правонарушений, преступлений. И до тех пор, пока мы не совершим чего-то, что противоречит нормам человеческого общежития, или, скажем, уголовному кодексу, мы хорошие, нормальные. Очень может быть, что нам удастся обмануть других, казаться хорошими, возможно даже обмануть самих себя, но Бога обмануть нельзя, ибо Он видит самые последние глубины человеческого сердца. Господь желает нашего внутреннего очищения от греха. «Сын мой! отдай сердце твое мне…» (Притч. 23: 26). Еще святой пророк Давид говорил: «Жертва Богу – дух сокрушенный; сердца сокрушенного и смиренного Ты не презришь, Боже» (Пс. 50: 19). Господь Иисус Христос обращается к фарисеям и книжникам: «Хорошо пророчествовал о вас, лицемерах, Исаия, как написано: люди сии чтут Меня устами, сердце же их далеко отстоит от Меня» (Мк.7: 6). И еще читаем в Евангелии: «Добрый человек из доброго сокровища сердца своего выносит доброе, а злой человек из злого сокровища сердца своего выносит злое, ибо от избытка сердца говорят уста его» (Лк. 6: 45). «Из сердца человеческого, исходят злые помыслы, прелюбодеяния, любодеяния, убийства, кражи, лихоимство, злоба, коварство, непотребство, завистливое око, богохульство, гордость, безумство» (Мк. 7: 21-22).