Проповедь архимандрита Иосифа (Еременко) в день Благовещения Пресвятой Богородицы

Проповедь архимандрита Иосифа (Еременко) в день Благовещения Пресвятой Богородицы

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

«Послан был Ангел Гавриил от Бога в город Галилейский, называемый Назарет, к Деве, обрученной мужу, именем Иосифу, из дома Давидова; имя же Деве: Мария. Ангел, войдя к Ней, сказал: радуйся, Благодатная! Господь с Тобою; благословенна Ты между женами.

Она же, увидев его, смутилась от слов его и размышляла, что бы это было за приветствие.

И сказал Ей Ангел: не бойся, Мария, ибо Ты обрела благодать у Бога; и вот, зачнешь во чреве, и родишь Сына, и наречешь Ему имя: Иисус. Он будет велик и наречется Сыном Всевышнего, и даст Ему Господь Бог престол Давида, отца Его; и будет царствовать над домом Иакова во веки, и Царству Его не будет конца.

Мария же сказала Ангелу: как будет это, когда Я мужа не знаю?

Ангел сказал Ей в ответ: Дух Святый найдет на Тебя, и сила Всевышнего осенит Тебя; посему и рождаемое Святое наречется Сыном Божиим.

Тогда Мария сказала: се, Раба Господня; да будет Мне по слову твоему. И отошел от Нее Ангел» (Лк. 1: 26-35, 38).

Так повествует святой евангелист Лука о Благовещении, о тайне Боговоплощения, о начале нашего спасения. О том же многократно поет ныне Святая Церковь: «Днесь спасения нашего главизна и еже от века таинства явление…»

Ради спасения всех людей, ради спасения каждого из нас Бог пришел на землю и соединил Себе человеческое естество. Догмат о Воплощении Сына Божия в лице Иисуса Христа для искупления и спасения человека составляет основу, начало и сущность христианства. На вере в Боговоплощение зиждется вся наша с вами духовная жизнь, все наши чаяния и упования, само наше спасение, «ибо нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись» (Деян. 4: 12), кроме имени Богочеловека. Поэтому каждый должен хорошо себе представлять: Кто есть Иисус Христос и от чего Он нас спас.

Все началось там, в раю, когда Адам поступил вопреки воле Божией, нарушил заповедь Божию, вкусил запретный плод и через это удалил себя от Бога – Источника жизни, лишился благодати Божией, лишился райского блаженства, добровольно отдал себя в рабство диаволу, стал смертным. А через Адама все человечество было поражено грехом.

Спасти людей от этого вечного бедствия не могли ни Ангел, ни человек, потому что всякий человек сам имел нужду в Спасителе, «потому что все согрешили и лишены славы Божией» (Рим. 3: 23). Так как грех подверг человека власти диавола, а диавол подверг его смерти, то состояние человека сделалось крайне бедственным: не было сил, не было никакого способа избавиться от смерти. Не было ни у одного человека, ни у всего человечества сил стать хорошим: «Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю» (Рим. 7: 19). Не мог человек сам себя спасти от греха, проклятия и смерти, как не может человек поднять себя за волосы. Настолько человеческая природа была больна грехом. И не было Врача, который мог бы исцелить всего человека.

Были присылаемы врачи, т.е. пророки, но они могли только яснее указать на немощи. Что они делали? Когда видели, что болезнь превышает искусство человеческое, они с Небес призывали Врача. Один говорил: «Воздвигни силу Твою, и приди спасти нас. Боже! восстанови нас; да воссияет лице Твое, и спасемся!» (Пс. 79: 3-4); «Я заблудился, как овца потерянная: взыщи раба Твоего, ибо я заповедей Твоих не забыл» (Пс. 118: 176); «Господи! Приклони небеса Твои и сойди» (Пс. 143: 5). Другие взывали: «Горе мне!Не стало милосердых на земле, нет правдивых между людьми» (Мих. 7: 1-2); «Исцели меня, Господи, и исцелен буду; спаси меня, и спасен буду» (Иер. 17: 14).

«Душу, вначале уязвленную неисцельной язвой вредоносных страстей, никто не мог исцелить ни из праведных, ни из отцов, ни из пророков, ни из патриархов. Приходил Моисей, но не мог подать совершенного исцеления. Были священники, дары, десятины, субботствования, новомесячия, омовения, жертвы, всесожжения и всякая прочая правда совершалась по закону; а душа не могла исцелиться и очиститься от нечистого течения злых помыслов, и вся правда ее не в состоянии была уврачевать человека, пока не пришел Спаситель, истинный Врач, туне врачующий и Себя дающий в искупительную цену за род человеческий. Он один совершил великое и спасительное искупление и уврачевание души; Он освободил ее от рабства и извел ее из тьмы» (преподобный Макарий Великий).

Милосердный Бог не попустил быть человеку всегда под властью диавола, Присносущий пришел и дал в уплату Свою Кровь; для искупления рода человеческого от смерти отдал Свое Тело, которое принял от Девы, освободил мир от клятвы закона, уничтожив смерть Своей смертью. «Христос искупил нас от клятвы закона» (Гал. 3: 13), – учит нас великий апостол Павел.

Каждому христианину надо знать, что Искупитель наш не есть простой человек, потому что весь род человеческий порабощен греху, но Он также и не Бог только, непричастный естества человеческого. Он имел тело, потому что если бы Он не облекся в человека, то и не спас бы человека. Но, вселившись во чрево Девы, Он облекся в человека осужденного, и в том чреве совершил чудную перемену: дал Духа и принял тело, Один и Тот же пребывая с Девой и рождаясь от Девы.

Итак, Кто же Он, явившийся нам?

Пророк Давид указывает нам: «Бог Господь, и явися нам» (Пс. 117: 27). «И Слово стало плотию, и обитало с нами» (Ин. 1: 14): соединились два естества, и соединение пребыло неслитным, неизменным, нераздельным, неразлучным. Произошло таинственное соединение двух природ – Божественной и человеческой – в лице вочеловечившегося Сына Божия без изменения их одной в другую.

Он пришел спасти, но для этого должен был и пострадать. Как могло быть то и другое вместе? Простой человек не мог спасти; а Бог в одном только Своем естестве не мог страдать. Каким же образом совершилось то и другое? Так, что Он, Еммануил, пребывая Богом, соделался и Человеком; и то, чем Он был – спасло, а то, чем Он соделался – страдало. Тот, Кто по Своему естеству не подлежит страданиям, по милосердию к нам подверг Себя многим страданиям. Мы веруем, что Христос не через постепенное восхождение к Божественному естеству стал Богом, но, будучи Бог, по Своему милосердию стал и Человеком. Не человек сделался Богом, но Бог воплотился и вочеловечился.

Апостол Павел говорит: «Мы проповедуем Христа распятого, для Иудеев соблазн, а для Еллинов безумие» (1 Кор. 1: 23). Ни богоизбранный народ в массе своей, ни греческие мудрецы не познали силы таинства Боговоплощения, потому что оно непостижимо уму, «ибо если бы познали, то не распяли бы Господа славы» (1 Кор. 2: 8).

Господь Иисус Христос, претерпев за нас страдания и смерть, спас нас. Это спасение заключается в том, что мы можем перестать быть грешниками. Поэтому всякий грешник, если обратится к Христу за помощью и возложит на Него надежду на спасение, получит спасение, ибо Он затем только и явился в мир, чтобы спасти погибшего. Христос Спаситель примет на Себя сознаваемые нами грехи, очистит нас Своей Кровью от всех грехов наших, а вместе с этим сама собой устранится и всякая вина наша за эти грехи. Господь не просто простит нас, но сделает так, будто никаких грехов и не было.

И если после грехопадения люди попали в плен к диаволу, то Господь Иисус Христос освободил нас из этого страшного плена, от владычества над людьми диавола. Теперь мы силой Креста, как знамения распятого на нем Спасителя, можем сделать безвредными для себя все погибельные замыслы диавола. Господь Иисус Христос Своей смертью лишил «силы имеющего державу смерти, то есть диавола» (Евр. 2: 14). Для нашего духовного возрождения Господь основал Свою Церковь на земле, чтобы всех нас ввести в вечное и славное Царство Божие.

Господь все совершил для нашего спасения, но ради нашего неверия мы еще не уврачевались от тайных страстей, еще не получили духовного исцеления и спасения. Но не будем отчаиваться. «Разве, упав, не встают и, совратившись с дороги, не возвращаются?» (Иер. 8: 4). Отбросив нерадение, леность, уверуем Спасителю нашему, станем мужественными и приступим к Ему, чтобы Он совершил наше исцеление, ибо обещал дать «Духа Святаго просящим у Него» (Лк. 11: 13), да станем наследниками «вечной жизни, которую обещал неизменный в слове Бог» (Тит. 1: 2). Аминь.