23 июня – память преподобной Фамарь (Марджанишвили), исповедницы

Проповедь архимандрита Иосифа (Еременко)

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Преподобная Фамарь (Марджанишвили), исповедница, – райский цветок, который пророс на грузинской земле, а в полной мере расцвел в России. Она предстательствует перед Богом за Грузию и Россию, за единство во Христе двух православных народов. Благодаря таким святым людям духовные связи между Россией и Грузией неразрывны, а общие исторические корни живы.

В 1869 году в селе Кварели, в Кахети, в семье князей Александра и Елизаветы (урожденная Чавчавадзе) Марджанишвили родилась дочь Тамара.

Благословенная Кахети является местом равноапостольных трудов святой Нины, крестительницы Грузии, местом подвигов преподобных Иосифа Алавердского, Авива Некресского, Давида Гареджийского, Стефана Хирского, Шио Мгвимского, Антония Марткопского, Арсения Икалтойского, святых мучеников царей Картли Арчила II и Луарсаба II.

В таком благодатном месте родилась и возрастала душой и телом Тамара Марджанишвили.

Родительский дом стал для Тамары не только местом воспитания, но и училищем благочестия. Ее духовником с отроческих лет был иеромонах Иессей со Святой Горы Афон.

Тамара была умна, красива, благовоспитанна, имела хорошее состояние, принадлежала к высшему слою общества и привлекала к себе внимание лучших женихов Грузии. Ничто не препятствовало ей счастливо устроить свою жизнь в миру. Но Богу было угодно призвать ее на путь иноческой жизни.

После кончины родителей Тамара совершила в 1888 году паломничество в монастырь святой равноапостольной Нины в Бодбе и поняла, что ее место в этом монастыре. Тогдашняя настоятельница Бодбе игумения Ювеналия (Ловенецкая) с любовью приняла Тамару под свое окормление, обучала церковному чтению и пению, всем правилам монашеской жизни.

Тамара вошла под своды обители светской красавицей, а вышла инокиней. При монашеском постриге ей нарекли имя Ювеналия. Во время пострига над будущей игуменией Бодбе летал голубь.

Она питала особую любовь и почтение к отцу Иоанну Кронштадтскому, с которым впервые встретилась в 1892 году, когда сопровождала еще послушницей игумению Ювеналию (Ловенецкую) в Петербургский Воскресенский монастырь, желавшую поблагодарить отца Иоанна за материальную помощь, оказанную Бодбе. При словах матушки: «Батюшка, благословите, – это мои келейные Ксения и Тамара» отец Иоанн перекрестил Тамару, поцеловал в голову и сказал: «Тамара-Тамара, благую часть избрала». Затем он попросил игумению Ювеналию снять с себя три креста и стал надевать их на Тамару, приговаривая: «Вот какая ты у меня игумения – посмотрите на нее».

Эти три креста стали для Тамары игуменскими крестами трех православных монастырей: Бодбе в Кахети, Покровского в Москве и Серафимо-Знаменского близ Подольска.

Отец Иоанн подарил Тамаре свою фотографию, подписав: «С-монахине». Так отец Иоанн за двадцать лет предрек послушнице Тамаре и постриг в великую схиму, который совершился в 1916 году. При постриге ей нарекли имя Фамарь.

В 1902 году игумения Ювеналия (Ловенецкая) была переведена в Москву настоятельницей Богородице-Рождественского женского монастыря, а игуменией Бодбе назначили Ювеналию (Марджанишвили).

Через год после назначения игумения Ювеналия (Марджанишвили) вновь встретилась в Москве с отцом Иоанном Кронштадтским. Благодаря этой встрече первые ее шаги по управлению монастырем Бодбе были удачны, счастливы. Он отнял скорбь, вдохнул энергию, радость.

Даже после кончины отца Иоанна матушка Фамарь на переставала обращаться к нему с молитвой: «Дорогой батюшка, ты при жизни любил меня, ласкал, понимал и ободрял мои стремления, не оставь твою преданную дочь своей помощью и по смерти. Я нуждаюсь в покровительстве и духовной поддержке. Будь же моим путевождем и вдохновителем до конца моего земного странствования».

Молодая игумения Ювеналия (Марджанишвили) с честью стала управлять Бодбе, много внимания уделяя просвещению местного населения и делам милосердия. Это вызвало недовольство местных революционеров, которые организовали покушение на игумению Ювеналию, спустя три месяца после убийства ими святого Илии (Чавчавадзе) Праведного, который был близок семье Марджанишвили.

Игумения Ювеналия (Марджанишвили) была назначена настоятельницей Покровской женской обители в Москве. А позже – в Серафимо-Знаменский скит под Москвой, близ Подольска.

В 1917 году началась эпоха жесточайших гонений на Русскую Церковь.

Схиигумения Фамарь понимала, что ей придется испить горькую чашу испытаний: «Жду себе больших и больших скорбей, а утешаюсь чтением сегодняшних паремий об Иове, и надеюсь, что Господь, видя, с какой покорностью я хочу отдаться Его святой воле, пошлет и утешение».

В 1919 году митрополит Московский Макарий (Парвицкий) писал ей: «При постигающем общем бедствии многие страждут невинно. За то они получат сугубые венцы: один венец за праведную жизнь, а другой за невинное страдание; некоторые даже прославляются еще здесь, на земле, хотя душой переходят в райские обители. Они прославляются вместе с мучениками…»

И над главой схиигумении Фамари вскоре засияли эти два неувядающих венца славы, которыми венчает Господь любящих Его.

В 1931 году схиигумения Фамарь была арестована по обвинению в поддержке восстания крестьян в Грузии против социалистического строя.

В тюрьме матушка Фамарь пользовалась среди заключенных большим уважением. Арестантки даже выделили ей отдельный угол для молитвы. Она часто получала передачи, которые поровну делила с сокамерницами. Вскоре ей присудили пять лет ссылки в Иркутск. При прощании матерые уголовницы подходили к ней под благословение.

По ходатайству ее младшего брата, известного основоположника советского грузинского театра и режиссера Котэ Марджанишвили матушка Фамарь провела в ссылке лишь два с половиной года. Но и этого оказалось достаточно, чтобы она, человек по природе южный, с трудом переносивший сибирские морозы, заболела горловой чахоткой.

Вернувшись, она поселилась близ станции Пионерская Белорусской железной дороги. Это стало возможным благодаря заступничеству брата, ибо «лишенцам» тогда не разрешалось селиться ближе 101 километра от Москвы. Однако здоровье схиигумении уже было подорвано.

23 июня 1936 года схиигумения Фамарь скончалась.

Схиигумения Фамарь (Марджанишвили) была канонизирована вместе с игуменией монастыря Самтавро Ниной II (Амилахвари) Священным Синодом Грузинской Православной Церкви 22 декабря 2016 года.

Впервые в истории Грузинская Церковь прославила своих игумений.

У нее была удивительная сила молитвы. «Не бойся, я молюсь за тебя», – говорила она страждущим.

И действительно, чего нам бояться, если на Небе есть у нас такая защитница?

«Иверии благословенной дщерь благородная, восприимши дух великой угодницы Божией Нины, в годину гнева Господня прошедши мужественно узилища и изгнания, воссияла еси паче милосердием и любовью, мать Фамарь, моли Всемогущего Бога сохранить Иверию и Россию многострадальные верными Христу вовеки». Аминь.

Схиигумения Фамарь (Марджанишвили). Эскиз к картине «Русь уходящая. Реквием»,П.Д. Корин.