12 июля – память первоверховных апостолов Петра и Павла

Проповедь архимандрита Иосифа (Еременко)

в Вознесенском кафедральном соборе г. Алма-Аты 12 июля 2013 г.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Празднование памяти святых угодников Божиих всегда дает православному христианину богатую духовную пищу для благочестивых размышлений, много примеров для назидания, уроков праведной жизни и способов спасения души.

Тем более мы имеем возможностей почерпнуть для себя необходимое и полезное сегодня, в день памяти святых первоверховных апостолов Петра и Павла. Сейчас сразу мы не в силах будем обозреть всю глубину христианского вероучения, записанного в посланиях, и всю высоту христианской нравственности, явленной в жизненных примерах этих двух великих апостолов. Необходимы годы и годы упорной духовной работы, чтобы их писания и их жизненный пример стали в какой-то мере нашей жизнью.

Чтобы этот святой день не прошел для нас впустую, мы и собрались в этом храме на Божественную Литургию, приступаем к Чаше Жизни и попытаемся взять себе у святых апостолов то самое лучшее и возвышенное, что составляет их драгоценнейшее духовное богатство и украшение, что выделило их из среды других учеников Христовых и сделало верховными апостолами, первыми учениками Спасителя, что сделало их образцом для Ангелов и людей.

Обращаясь к образу апостола Петра, мы видим, прежде всего, его веру, веру по-детски простую, но горячую, постоянную, непоколебимую.

Вспомним, как был призван Господом этот простой рыбак на апостольское служение: «Проходя близ моря Галилейского, Он увидел двух братьев: Симона, называемого Петром, и Андрея, брата его, закидывающих сети в море, ибо они были рыболовы, и говорит им: идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков. И они тотчас, оставив сети, последовали за Ним» (Мф. 4: 18-20).

Три слова краткого призыва – «Иди за Мной», – и Петр, оставив все, следует за Иисусом из Назарета, не зная, куда и зачем.

Многие ли из нынешних христиан способны вот так довериться Христу, так сразу решительно изменить свою жизнь и пойти за Ним?

Петр не требует объяснений, не оговаривает условий, гарантий, но бросает все – и идет.

А ведь мы сейчас знаем, куда и зачем зовет нас Господь…

Дальнейшая жизнь апостола Петра дает другие примеры его чудесной веры. Только что он доверился Иисусу, как вскоре решительно исповедует Его Мессией, Сыном Бога Живого. Вот как читаем об этом в Евангелии:

«Придя же в страны Кесарии Филипповой, Иисус спрашивал учеников Своих: за кого люди почитают Меня, Сына Человеческого?

Они сказали: одни за Иоанна Крестителя, другие за Илию, а иные за Иеремию, или за одного из пророков.

Он говорит им: а вы за кого почитаете Меня?

Симон же Петр, отвечая, сказал: Ты – Христос, Сын Бога Живого» (Мф. 16: 13-16).

После насыщения Господом пяти тысяч пятью хлебами и двумя рыбами множество народа искало видеть Его, и Господь сказал им, что только вера в Него дает вечную жизнь и спасение и что Он есть действительный Небесный хлеб: «Я хлеб живый, сшедший с небес; ядущий хлеб сей будет жить вовек; хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира» (Ин. 6: 51).

Эти слова непонятны людям. От Христа отошли многие из тех, кто раньше искал Его. Когда с Ним остались только двенадцать, Господь обращается к ним: «Не хотите ли и вы отойти?» (Ин. 6: 67).

Тогда Петр отвечает: «Господи! к кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни: и мы уверовали и познали, что Ты – Христос, Сын Бога Живого» (Ин. 6: 68-69).

Петр, не обращая внимания на слова, мнения и поступки других, твердо озвучивает свою веру.

Часто христиане, забывая слова апостола Петра: «Должно повиноваться больше Богу, нежели человекам» (Деян. 5: 29), в делах веры стараются следовать духу времени, хотят казаться современными, «продвинутыми», бездумно соглашаются с любыми антихристианскими мнениями досужих соседок или сослуживцев, повторяют грязные сплетни, услышанные по телевизору или вычитанные в газетах. Эти никчемные, теплохладные христиане стыдятся смело, решительно заявить внешним о своей вере, о своих христианских убеждениях, боятся опровергнуть всякие ложные мнения, пресечь грязные слухи.

Трудно понять, почему эти христиане так стыдятся своей веры, боятся отстаивать свои убеждения, ведь в этом сейчас нет никакой опасности для жизни.

Может быть, этой веры просто нет и говорить не о чем?.. Может, просто нет никаких убеждений, поэтому эти христиане так похожи на «безводные облака, носимые ветром; осенние деревья, бесплодные, дважды умершие, исторгнутые» (Иуд. 1: 12)?..

А простой рыбак мужественно заявляет о своей вере в то время, когда его могли тут же побить камнями.

Однако мы знаем, что славный Петр был все-таки человеком, и он оступался: он усомнился, идя по воде, и стал тонуть; он отрекся от арестованного Учителя перед слугами Каиафы. Петр – человек решительный, готовый идти даже на смерть со своим Учителем, но человеческая решимость, не укрепленная свыше, всегда «дает сбой». Но не то страшно, что человек падает. Страшно, что человек не видит своего падения или соглашается с этим падением. Петр свои минутные слабости вполне омыл слезами покаяния. Он с силой восстал после падения и искупил свою слабость подвигами проповедничества, страданиями и мученической смертью за Христа.

Петр был простым рыбаком, но его великая вера, явленная словами и делами, сделала его верховным апостолом, которому поклоняется весь христианский мир.

Нам есть в чем подражать святому апостолу Петру.

Но быть действительно верующим, не имея любви, нельзя. Нет христианина без любви, нет христианства без любви, поэтому сегодня Святая Церковь с памятью апостола Петра соединяет память апостола Павла, проповедовавшего о любви и давшего нам пример этой любви. Бывший яростный гонитель Христа стал Его верховным апостолом.

Можно ли иметь на этой земле бóльшую любовь к Господу и Спасителю нашему, какой был исполнен великий Павел?

Он вопрошает: «Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч?» (Рим. 8: 35), и сам же уверенно отвечает: «Ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем» (Рим. 8: 38-39).

Что можно добавить к этим удивительным, возвышенным словам?

И это не только слова. Вся жизнь его после обращения была подвигом высокой, истинной любви к Богу и ко всем людям.

Святитель Григорий Богослов так восхваляет апостола Павла, любящее сердце которого вмещало всех людей: «Претыкался ли кто, и Павел чувствовал немощь. Другой соблазнялся, а Павел приходил в воспламенение. А его неутомимость в учении, разнообразие способов врачевания: то человеколюбие, то опять строгость, то смешение и растворение и человеколюбия и строгости; так что ни кротостью не расслабляет, ни суровостью не ожесточает! Он излагает законы рабам и господам, начальникам и подчиненным, мужам и женам, родителям и детям, супружеству и безбрачию, воздержанию и роскоши, мудрости и невежеству… За одних благодарит, других укоряет, одних именует своей радостью и венцом, других обличает в безумии. Кто ходит прямо, тем сопутствует и соусердствует, а кто ходит криво, тех останавливает. Он то отлучает, то утверждает любовь (см.: 2 Кор. 2: 8), то плачет, то веселится, то поит молоком, то касается тайн, то снисходит, то ведет с собой на высоту, то угрожает палицей (см.: 1 Кор. 4: 21), то объемлет духом кротости, то возносится с высокими, то смиряется со смиренными. <…> Он за всех ратоборствует, за всех молится, обо всех ревнует, за всех воспламеняется: и за тех, которые вне закона, и за тех, которые под законом; он проповедник язычников, защитник иудеев. <…> Павел молит из-за любви своей к братьям, чтобы они вместо него приведены были ко Христу».

И святитель Иоанн Златоуст говорит: «Я желал бы увидеть прах… сердца Павлова, которое можно, не погрешая, назвать сердцем вселенной, источником тысячи бесчисленных благ, началом и стихией нашей жизни. Из этого сердца разливался на все дух жизни и передавался членам Христовым, будучи сообщаем не посредством жил, но посредством добровольных благих дел. Это сердце было так пространно, что вмещало в себе целые города, племена и народы. «Сердце наше расширено» (2 Кор. 6: 11), – говорит апостол. Однако же и это столь пространное сердце нередко сжимала и угнетала расширяющая его любовь, как говорит сам Павел: «От великой скорби и стесненного сердца я писал вам» (2 Кор. 2: 4). Я желал бы видеть и разрушившееся это сердце, которое воспламенялось против каждого из погибающих и вторично мучилось болезнями рождения о чадах, родившихся несовершенными; которое видит Бога, которое сделалось жертвой; было превыше Небес, пространнее вселенной, блистательнее луча солнечного, горячее огня, тверже алмаза».

Есть от чего прийти в смущение, видя такую безупречную жизнь, такую несокрушимую веру, такую всеохватывающую любовь, ведь каждый знает, что его жизнь не такая уж и безупречная, и вера не такая уж и несокрушимая, и любви к Богу и ближнему часто не хватает.

Однако не надо бояться. Эти прехвальные богопроповедники и духоносные первоверховные апостолы были такими же людьми, как и каждый из нас. Если мы захотим, если решимся подняться над собой, над своими земными привычками, над своим бытом и начать возгревать в себе веру и любовь, то с Божией помощью мы станем похожими на них, ставших образцом для Ангелов и людей. Это возможно для нас, иначе апостол Павел не призывал бы: «Умоляю вас: подражайте мне, как я Христу» (1 Кор. 4: 16). Аминь.